Адвокат Цветков А.В. - персональный сайт
  Главная Публикации в СМИ Контакты  
 
 

Газета "Анапа" апрель 2013 года

В 1992 году мои родители приватизировали квартиру, в которой мы проживали семьей из трех человек — мать, отец и я, их сын. Я не писал заявлений об отказе от участия в приватизации. Тем не менее в договоре приватизации в качестве единоличного собственника указан только мой отец. После длительного отсутствия я вернулся в родной город, но мой престарелый отец не пускает меня в нашу квартиру. Подскажите, пожалуйста, если ли какой-либо путь вернуть мне часть квартиры.

И.П.Герасимов, Анапа

Несовершенство формулировок первоначальной редакции Закона РФ от 04.07.1991 N 1541-1 "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" в первые годы массовой приватизации жилого фонда очень часто приводило к ситуации, когда в договорах на передачу квартир в собственность в качестве единственного собственника указывался только один человек. Остальные лица, которые имели по закону равные с ним права на получение квартиры в собственность, не указывались в договорах приватизации, хотя прямо не отказывались от участия в приватизации. Большинство указанных ошибок были исправлены на протяжении 90-х годов прошлого века без каких-либо серьезных затруднений. Но с течением времени восстановить свои права на часть жилого помещения стало все сложней. Все чаще и чаще судебные инстанции стали отказывать заявителям со ссылкой на пропуск срока исковой давности. Ситуация еще более усложнилась после сокращения в 2005 году размера срока исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожных сделок с 10 лет до 3 лет.

До недавнего времени существовал способ убедить суд в том, что срок на оспаривание договора приватизации не истек со ссылкой на обстоятельства неведения заинтересованного лица о совершенной сделке, но в 2012 году Верховный Суд РФ истолковал порядок исчисления срока исковой давности по ничтожным сделкам, сведя возможность по их оспариванию к минимуму.

В своем определении от 29 мая 2012 г. N 5-КГ12-7 высшая судебная инстанция разъяснила, что согласно п. 1 ст. 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Изъятия из общего правила исчисления срока исковой давности устанавливаются Гражданским кодексом РФ и иными законами.

Такие изъятия, в частности, закреплены в статье 181 Гражданского кодекса РФ, на основании пункта 1 которой срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки.

Таким образом, законодателем в п. 1 ст. 181 ГК РФ предусмотрена специальная норма, в соответствии с которой начало течения срока исковой давности по требованию о признании сделки недействительной определяется не субъективным фактором - осведомленностью заинтересованного лица о нарушении его прав, а объективными обстоятельствами, характеризующими начало исполнения сделки. Такое правовое регулирование обусловлено характером соответствующих сделок как ничтожных, которые недействительны с момента совершения независимо от признания их таковыми судом (п. 1 ст. 166 ГК РФ), а значит, не имеют юридической силы, не создают каких-либо прав и обязанностей как для сторон по сделке, так и для третьих лиц.

При этом по мнению Верховного Суда РФ началом исполнения сделки - моментом начала течения срока исковой давности по требованиям о признании сделки недействительной в силу ничтожности и применении последствий ее недействительности является момент совершения хотя бы одной стороной действий, направленных на выполнение принятых на себя данной сделкой обязательств.

Здесь же суд делает существенное дополнение, что законодатель не связывает начало течения срока исковой давности по требованию о признании сделки недействительной с моментом регистрации права собственности на основании этой сделки.

Таким образом, в свете вышеизложенной позиции судебные перспективы граждан, которых «забыли» включить в договор приватизации жилого помещения выглядят весьма и весьма туманными.

В качестве утешения уместно будет напомнить, что согласно статье 19 Федерального закона от 29.12.2004 N 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» бывшие члены семьи собственника приватизированного жилого помещения не могут быть выселены из этого помещения, если в момент приватизации данного жилого помещения указанные лица имели равные права пользования этим помещением с лицом, его приватизировавшим, если иное не установлено законом или договором. По смыслу закона эти лица приобрели право пользования жилым помещением, которое носит бессрочный характер, имеет свойство следования за вещью и может быть прекращено только по воле самого носителя этого права. Указанное право подлежит защите и автор письма вправе в судебном порядке добиваться своего вселения в квартиру родителей на правах члена семьи собственника приватизированного жилого помещения.

© 2007—2014, Анапа Адвокат

Яндекс.Метрика